2 Июня 2020

вторник, 23:59

$

69.71

77.64

Конфликт из-за мелового храма в воронежском Дивногорье: на чем стоят ученые и священнослужители

, Лискинский р-н, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 4690
Конфликт из-за мелового храма в воронежском Дивногорье: на чем стоят ученые и священнослужители Конфликт из-за мелового храма в воронежском Дивногорье: на чем стоят ученые и священнослужители Стороны приступили к поиску компромисса.

Стороны приступили к поиску компромисса.

Рабочая встреча при Общественной палате Воронежской области по вопросу передачи церкви Сицилийской иконы Божией Матери в Дивногорье Лискинского района митрополии состоялась в пятницу, 27 марта. В обсуждении конфликтной ситуации приняли участие представители Русской православной церкви (РПЦ), ученые и общественники. 

KIR_8609.jpg

Модератор дискуссии, член Общественной палаты Воронежской области Виктор Меснянкин озвучил собравшимся позицию губернатора Александра Гусева – передача церкви возможна только при достижении согласия между всеми участниками спора.

– Давайте искать консенсус. Позиция губернатора такова, что передача храма требует общественного согласия и состоится только при его достижении. Надо прекратить всякую агитацию. Мы уже нашли какие-то точки соприкосновения. Обязательно будем разбираться дальше. Антагонизма никто не испытывает. Уверен, многие вопросы снимутся, – заявил медиатор. 

Меснянкин2.jpg

Аргументы обеих сторон конфликта – в материале РИА «Воронеж».

Общественник: «Музей лишится 80% доходов»

Никитин2.jpg

Председатель Воронежского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Никитин отметил противоречие двух федеральных законов. Закон №327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» вступает в противоречие с законом №33 «Об особо охраняемых природных территориях».

– Закон №33 запрещает изменения целевого назначения земель и любую деятельность, противоречащую задачам государственного заповедника. Основная деятельность музея при передаче храма РПЦ оказывается под вопросом. В случае передачи музей может лишиться 80% доходов. Это несколько миллионов рублей, которые приносят именно туристы. Кроме того, состояние пещерного храма требует постоянного присутствия специалистов, определенных манипуляций. Объект хрупкий, будем прямо говорить. Там нельзя хранить много утвари. Просверлить одну дырочку – означает получить большую трещину. А объем кислорода в храме таков, что при горении свеч этот уровень может упасть до критического уровня. Должен выразить сожаление, что если процесс передачи храма начался в 2017 году, то лучше бы мы собрались двумя годами ранее. Получается, что именно негласная передача объекта и привела к информационному взрыву, – констатировал Никитин.

Представитель РПЦ: «Храм будет открыт для экскурсий, помех научным работам не будет»

Скакалин2.jpg

Cекретарь Воронежской епархии Русской православной церкви Андрей Скакалин выразил сожаление в связи с тем, что передача объекта религиозного назначения вызвала эскалацию конфликта в информационном пространстве. Он заявил, что подписавшие петицию против изменения статуса церкви не до конца поняли, что делают.

– Говорят, что монастырю хотят передать едва ли не весь музей-заповедник. Это не соответствует действительности. Речь идет только об одном пещерном храме, церкви Сицилийской иконы Божией Матери. Земля, находящаяся под храмом, вообще принадлежит РЖД. Мы на нее не претендуем. Речь только о пещерном храме. Это великая духовная ценность. Епархия не забирает его у музея-заповедника – храм ему и не принадлежал. Мы возвращаем то религиозное имущество, которое после 1917 года было отобрано. И возвращает не епархия, а монастырь. Для верующих это значимый храм, по преданию он был основан Ксенофонтом и Иоасафом, которые принесли с собой икону. Он не находился в оперативном управлении музея-заповедника. Богослужения совершались в храме до 1930-х годов. То, что доступ в этот храм будет закрыт для экскурсий, – это неправда. Все храмы РПЦ открыты для посещения. Я не слышал нареканий, что кого-то не пускают. Была озвучена и информация, что у музея-заповедника не будет возможности заниматься научной деятельностью. Никто научным работам препятствовать не собирается! Что касается свечек – их необязательно жечь внутри. Есть практика ставить подсвечники вне самих храмов. И пока храм не принадлежал музею-заповеднику на правах оперативного управления, свечки там продавались и жглись, – заявил представитель церкви.

Краевед: «Доказательств принадлежности церкви монастырю не вижу»

Акиньшин.jpg

Краевед Александр Акиньшин высказал мнение, что позиция священнослужителей основана на преданиях, а не на исторически подтвержденных фактах. Он нашел подтверждение того, что в начале XX века церковь Сицилийской иконы Божией Матери не была указана в страховой ведомости Свято-Успенского Дивногорского монастыря.

– У церкви Сицилийской иконы Божией Матери не было прихода, там не было настоятеля и священников. В 1903 году храм был освящен, но статус его был непонятен. В списке церквей, которые находились в ведении епархии, его не было. В страховых ведомостях Дивногорского монастыря в 1910 году перечислены все постройки, дана их оценочная стоимость. И этого храма там нет. Хотя даже сарай и навес учтены. Юридических доказательств принадлежности церкви монастырю я не вижу. Да, это объект, в котором совершались богослужения. Но у меня есть твердое убеждение, что этот храм юридически был бесхозным. Приход там не создадите, никто туда не полезет. В Дивногорье строится церковь, в Селявном она есть, как и на территории монастыря. То есть епархия, скорее всего, будет использовать храм Сицилийской иконы Божией Матери только в экскурсионных целях, которые не являются основной задачей РПЦ, – высказался ученый.

До сих пор нет ясности в том, кто на самом деле вырыл храм.

– Не надо ссылаться на архиепископа Димитрия Самбикина, публикация Павла Никольского ничего не оставила от этих преданий. История реально монастыря идет только с середины XVII века. Часто совмещаются понятия монастыря и данной конкретной церкви. А первое упоминание о храме относится к 1831 году. Все остальное, что говорится ранее, имеет отношение к монастырю, его пещерному храму. Да, тогда была обретена икона. Но кто вырыл этот храм и с какой целью – неизвестно. Мы знаем, что есть природные объекты, которые использовались в религиозных целях. Например, родники. Но они не становились принадлежащими церкви. То же самое можно сказать и о домовых церквях в гимназии, детском приюте, больнице. Что касается богослужений, которые шли в храме до 1930-х годов, они проводились один раз в год. Туда совершался крестный ход из монастыря, вот и все, – подчеркнул краевед.

Историк: «Передача храма нивелирует работу по включению Дивногорья в список ЮНЕСКО»

Захарова2.jpg

Преподаватель ВГУ, историк Елена Захарова выразила сомнение в целесообразности внесения изменений в статус пещерного храма. По ее словам, музей-заповедник развивался на протяжении 30 лет, и включение комплекса в список всемирного наследия ЮНЕСКО станет важной вехой в истории как самого Дивногорья, так и всего региона.

– Передача храма может привести к утрате и пещерного комплекса, и музея-заповедника впоследствии. На мой взгляд, ключевое слово в этой истории – «нецелесообразность». Музею-заповеднику более 30 лет, мы говорим не об оперативном управлении, мы говорим о реальных шагах по сохранению и музеефикации объекта. Пещерный комплекс был в ужасном состоянии к концу 1980-х. Мы студентами начинали там свою волонтерскую деятельность. Образование музея было заслугой не только московских исследователей и журналистов, но и воронежских ученых. Мы тесно сотрудничаем с коллективом музея-заповедника, у студентов там проходит практика. Это и географы, и биологи, и историки, и археологи. За четверть века все эти действия были на самых разных уровнях. Поэтому люди и не понимают, чем вызвано предполагаемое изменение статуса объекта. Идет поступательное развитие Дивногорья. В 2014 году мы инициировали включение музея-заповедника в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Чтобы подготовить заявку, была проведена большая целенаправленная работа. И как только проект подходит к финишу, начинается разговор о передаче храма. Если это свершится, всю работу по продвижению заявки нужно будет начать с нуля. Ведь когда заявка подается, перечисляются все объекты историко-культурного комплекса. Любое изменение приведет к тому, что заявка потеряет актуальность, – объяснила Елена Захарова.

Спелеолог: «Проведение исследований на действующем религиозном объекте невозможно»

Винтур2.jpg

Научный сотрудник музея-заповедника, представитель Российского союза спелеологов (исследователей пещер. – Прим. РИА «Воронеж») Алексей Гунько выступил против периодического проведения богослужений в храме Сицилийской иконы Божией Матери. Однако он отметил, что полноценная передача религиозного объекта в собственность РПЦ сделает невозможным проведение исследований уникального сооружения.

– Режимными исследованиями в этом комплексе занимаются уже полтора десятилетия, это очень важный объект для изучения. Вообще в регионе больше 40 пещерных памятников, но используются из них лишь несколько. У области большой потенциал для развития туризма. И исследования необходимы, потому что это не архитектурные сооружения, есть большие отличия. Полость сделана в горном массиве. В России не было опыта эксплуатации искусственной пещеры. Это очень сложная вещь, надо продолжать изучение этого феномена. А наши работы на базе Костомаровского монастыря показывают, что режимные исследования на действующем религиозном объекте проводить невозможно. Порча приборов, невозможность отслеживать поток людей. Я не против богослужений, я всецело за. Церковь может эксплуатировать эти объекты. Но использование пещерных комплексов – особая история. Горная выработка – место повышенной опасности, и массовое пребывание людей там является очень щепетильным вопросом, – высказался специалист.

Позиция департамента культуры: «В случае передачи туристический поток в заповедник будет снижен»

Цапина5.jpg

Первый заместитель руководителя департамента культуры Воронежской области Татьяна Цапина выразила готовность способствовать учащению проведения богослужений в храме. Однако передача церкви поставит под вопрос существование всего музея-заповедника. Региональные власти не смогут вкладывать средства в содержание объекта, который не находится в областной собственности.

– При реставрации пещерного комплекса проведена огромная работа. Была создана инфраструктура, за три года из областного бюджета на содержание учреждения были выделены 50 млн рублей. При этом мы не упоминаем о тех деньгах, которые музей-заповедник самостоятельно заработал на экскурсионной деятельности. Музей развивается, это один из основных туристических объектов региона. Есть концепция его развития, и включение музея-заповедника в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО – один из шагов, предусмотренных нами. Храм при этом является основным объектом показа в Дивногорье. В случае его передачи туристический поток в музей-заповедник будет снижен. Содержание инфраструктуры отдельно вызывает массу вопросов. Вложение бюджетных средств в объект, который не является областной собственностью, противоречит законодательству. Есть соглашение с монастырем о проведении в этом храме богослужений. Если нужно делать это чаще – мы всегда готовы пойти на это по любой просьбе. Но мы считаем, что передача храма монастырю поставит под вопрос существование музея-заповедника как такового, – заявила Татьяна Цапина.

Что дальше?

Рабочие встречи с обсуждением статуса мелового храма продолжатся с привлечением всех заинтересованных сторон.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости Лискинского района

Главное на сайте